Искусство погибать молодым: в прокате «Пираньи Неаполя» — один из лучших фильмов Берлинале


До России добрался новый фильм Клаудио Джованнезе, снятый по сценарию Роберто Савиано, знаменитого итальянского журналиста, автора романа «Гоморра», за который местная мафия приговорила его к смерти (сейчас Савиано живет под круглосуточной охраной полиции). «Пираньи Неаполя» — тоже про преступность и именно за сценарий были награждены на Берлинском кинофестивале. Впрочем, текст — не единственное достоинство фильма, подробнее об остальных — Зинаида Пронченко.

Уже довольно давно кинематографисты не баловали нас картинами, которые делают из зрителей любого возраста и пола «под сенью девушек в цвету» бродящих пубертатными соками старшеклассниц. Но именно таковы «Пираньи Неаполя» Клаудио Джованнезе про первую любовь и далеко не последнюю смерть в городе девяти ворот. Классический сюжет об инициации во взрослую жизнь через плоть и кровь Джованнезе дуэтом с Роберто Савиано, автором культовой «Гоморры» (книги и сценария к фильму Маттео Гарроне), рассказывает с моментально подкупающей наивностью, как будто не было Висконти, Скорсезе или, на худой конец, База Лурманна с Матье Кассовицем. «Рокко и его братья» по-прежнему обретаются на «Злых улицах», а «Ромео и Джульетта» снова станут жертвами «Ненависти». Только за окном не Милан, не Нью-Йорк и не Мексика, а грязный район Санита и конкурирующий с ним Испанский, а на дворе 2019-й, парням, что меряются длиной то чужой пушки, то собственного члена, хочется не только власти, но и лайков в Инстаграме. Славы здесь можно добиться, забивая либо голы, либо противника до смерти. Третьего не дано.


Пятнадцатилетний Никола, негласный главарь дворовой банды, сын незамужней прачки, естественно, с внешностью возрожденческого отрока — ему бы берет с плюмажем и шитый золотом камзол, легко бы сошёл за одного из персонажей Беноццо Гоццоли — мечтает о другой жизни. В которой похищают не велосипеды, вернее, мопеды, а ролекс дайтона, стреляют не из рогатки, а из калаша, на балкон выходят не портки повесить, а чтобы город ликовал, ну и, конечно, любят лучших девушек, настоящих «королев красоты». Одна из них, длинноногая Летиция, на такую позарился бы и сам Лоро, сподвигнет Николу на славные деяния. Подъём-переворот в мутном мафиозном болоте, населённом сонными аквариумным рыбками. Голодным и злым пираньям возраст не помеха, Никола с приятелями с лёгкостью сожрут потерявших бдительность мелких сошек Каморры. И вот уже юниоры из «детской секции» (дословный перевод оригинального названия La paranza dei bambini) пьют в вип-зоне ночного клуба Moet из горла и отовариваются в мультибрендовых бутиках свежей коллекцией Дольче.

Неаполь в кадре совсем не похож на условное O sole mio из песен Робертино Лоретти и даже на благородную гризайль нетленок Де Сики, снявшего здесь «Золото Неаполя» и «Вчера, сегодня, завтра», и смахивает скорее на забытый Богом прибрежный курорт «Парк нелегалов» из прошлогоднего «Догмэна» того же Гарроне. Легендарная итальянская grande belleza выродилась в нуворишеский китч, вместо майолики и флорентийской мозаики — аляповатая мебель с фальшивой позолотой, а «Страдивари» теперь называется минибар в форме анодированной скрипки, который Никола купит маме на деньги с очередного hold-up.


Истории «реальных пацанов» не имеют хеппи-энда, и сколько бы Никола ни смотрел своими умными, неотразимыми глазами в будущее, сколько бы ни пытался делать, что должно, пуля — дура, своих от чужих не отделяет. Уже в первой сцене, когда в гулкой тишине пустого торгового центра «братва» валит гигантскую рождественскую ель на пол, понятно, что скоро так же полягут один за другим и члены банды Санита, и их предводитель. Каждый раз, что камера торжественно фиксирует проезд мотоциклетной кавалькады по трущобам портового города под торжественную музыку Андреа Москьянезе, больше напоминающую траурный марш, не отделаться от мысли, что это ангелы смерти сопровождают похоронный кортеж. Все жаркие объятья, которыми обмениваются юные похотливые девственники между собой, с проститутками-трансгендерами или боевыми подругами, — это прощальные ласки, ведь вечность на пороге. И неважно, что финал как бы открытый, непоправимое уже произошло, Никола и сотоварищи взяли страшный грех на душу, спастись им не удастся. Невинности они лишились не в постели, а нажав на курок. Это только в «Однажды в Америке» мушкетёры спагетти-вестернов выросли и встретились двадцать лет спустя, в Неаполе же до седин не доживают. Но из этого не следует, что Джованнезе с Савиано кого-то осуждают, напротив, авторы чураются скороспелого социального пафоса и морализаторства. «Пираньи Неаполя» не причитают на тему «легко ли быть молодым» или «уж сколько кануло их в эту бездну», это кино про то, что мечта, любая, какая угодно, не может быть пошлой. А за неё и умереть не жалко.

Читайте также
Рецензии В прокате «После» — фильм, основанный на фантазиях девушки о солисте One Direction
Алексей Васильев разбирается в подростковой мелодраме, выросшей из романа, который, в свою очередь, вырос из фанфик-блога.Тесса, мамина до...
Рецензии Бабуля кураж и её дети: в прокате «Код „Красный“»
В российский прокат выходит очередной англоязычный фильм о похождениях русских шпионов, только на сей раз поставленный по реальным с...
Рецензии «Высшее общество» — всё летит в дыру. В прокате новый фильм Клер Дени
До российских экранов добрался новый фильм великой француженки Клер Дени («Что ни день, то неприятности», «Белый материал», «Не ...
Рецензии От печали до радости: «Квадрат» и «Чердак-андеграунд»
В апреле в Москве пройдут премьеры двух отечественных документальных фильмов — «Квадрат» Анатолия Иванова (6 и 13 апреля, ЦДК) и «Чердак-андегр...
Рецензии Кладбище домашних животных: Погладь кота
В прокат вышла повторная экранизация одного из главных хорроров Стивена Кинга «Кладбище домашних животных» — ровно через тридцать лет после пер...
Рецензии Молот и горяч. «Папа, сдохни» — самый кровавый и смешной русский фильм года
На российских экранах «Папа, сдохни» — дебют 29-летнего Кирилла Соколова, сходу взявшего главный приз на фестивале «Окно в Европу» и ...
Также рекомендуем
Кадр из фильма «Тебе конец!»В прокате идёт новый «Крик» — продолжение постмодернистской серии Уэса Крэйвена, которая иро...
Президент «Кинотавра» Александр Роднянский в 2020 году как будто бы перестал парить над битвой и вмешался в х...
Англоязычные издания в сложившихся обстоятельствах как могут эксплуатируют тему коронавируса: рассказывают, что посмотре...
21 декабря на экраны выходит продолжение легендарной сказки «Джуманджи». Михаил Архаров разбирается, в чё...
Подборки
6 примечательных слэшеров: шёпоты и крики
Кадр из фильма «Тебе конец!»В прокате идёт новый «Крик» — продолжение постмодернист...
Интервью
Александр Роднянский: про «Оскар», феномен «Чик» и «Доводе»
Президент «Кинотавра» Александр Роднянский в 2020 году как будто бы пере...
Подборки
Обзор (к)инопрессы #29
Англоязычные издания в сложившихся обстоятельствах как могут эксплуатируют тему кор...
Рецензии
Игрушки для взрослых: в прокат выходит «Джуманджи: Зов джунглей»
21 декабря на экраны выходит продолжение легендарной сказки «Джуманджи». ...

Последние новости

Новости Канны-2022: появились отзывы на «Три тысячи лет желаний» Джорджа Миллера
Картину называют противоположностью «Безумного Макса: Дорога ярости».
Новости Марк Руффало и Тони Коллетт сыграют в новом фильме Пон Джун-хо
В касте экранизации «Микки-7» уже заявлен Роберт Паттинсон.
Новости Режиссёр фильма «Я, робот» снимет хоррор про доппельгангера
Съёмки пройдут с использованием уникальной виртуальной технологии.
Новости Энтони Хопкинс погрузится в психоанализ и сыграет Зигмунда Фрейда
Фильм расскажет о вымышленной встрече австрийца с писателем К. С. Льюисом.
Подборки Главные экранизации Стивена Кинга: от худшей к лучшей
В этом списке вы точно найдёте себе фильм на вечер.
Новости Тильда Суинтон пробуждает Идриса Эльбу в промо «Трёх тысяч лет желаний»
Премьера фильма состоится на Каннском кинофестивале.
Новости Даг Лайман экранизирует нон-фикшн «Восстань и убей первым»
В ней рассказано о борьбе «Моссада» с египетской ракетной программой.
Новости Сериал про Годзиллу снимет режиссёр супергероики «Ванда/Вижн»
По сюжету кайдзю и другие здоровяки сравняют Сан-Франциско с землёй.